Главная » Статьи » К урокам

Сдаём ЕГЭ по русскому языку с опорой на литературу

Источник: газета `Русский язык` , 2009 год

Сдаём ЕГЭ по русскому языку с опорой на литературу

При аргументации своей позиции в части С ЕГЭ по русскому языку выпускники обязаны опереться на собственный читательский опыт. Однако если посмотреть на те примеры из художественных произведений, которые выпускники приводят на экзамене, то иначе как лёгким поклоном в сторону литературы их назвать нельзя. В лучшем случае укажут произведения со сходной тематикой — ни конкретного эпизода, ни имён героев, ни анализа их действий в работах не увидишь. В худшем — перепутают всё на свете, начиная с автора, названия книги, жанра, заканчивая произведением, не имеющим к указанной проблеме никакого отношения.

Встаёт вопрос о специальном повторении литературного материала к ЕГЭ по русскому языку. Этим повторением нельзя подменять изучение литературы — иначе мы уложим на обе лопатки и без того ослабленный в школе предмет. Но нельзя и бросать выпускников на произвол судьбы: им действительно трудно сориентироваться в поисках нужного и в объёмном романе, и в россыпях рассказов. Тем более что на экзамене текстов не дают.

Мы с моими выпускниками на занятиях спецкурса «От анализа текста — к сочинению», ознакомившись с текстами открытых КИМов, создали "банк проблем”, которые чаще всего встречаются в текстах ЕГЭ. Систематизировали их по направлениям: философско-нравственные, взаимоотношения государства и человека, природы и человека, проблемы семьи, воспитания, культуры и военная проблематика (естественно, что классификация эта — примерная, рабочая).

Следующий этап работы — заполнение таблицы. Чтобы её заполнить, нужно вспомнить произведения, изученные с 5-го по 10-й класс. Здесь удобно работать по группам. (Фрагмент таблицы см. внизу.)

Проблема

Автор, произведение

Эпизод, герои

Краткий анализ
(оценка героев, событий)

Проблема воспитания
(роль наставника в становлении личности)

1. В.Распутин. «Уроки французского» (6-й класс)
2. Ф.Искандер. «Тринадцатый подвиг Геракла» (6-й класс)
3. А.С. Пушкин. «Капитанская дочка» (8-й класс)
4. Д.И. Фонвизин. «Недоросль» (8-й класс)
5. Н.В. Гоголь. «Мёртвые души» (9-й класс)

 

 

В таблицу можно внести и дополнительную информацию по теме: цитаты из произведений, пословицы, высказывания известных личностей, компилятивный материал из СМИ и т.д.

Готовясь к урокам литературы, я параллельно подбирала для спецкурса фрагменты текстов непрограммных произведений изучаемого писателя, небольшие по объёму рассказы, отрывки из мемуаров. Иногда на подобный поиск подталкивали и тексты КИМов. Например, прочитав отрывок из «Записок кавалериста» Н.Гумилёва о проблеме сохранения культурных ценностей во время военных действий, предложила ребятам "просмотреть” роман Г.Владимова «Генерал и его армия» и найти там эпизод, иллюстрирующий эту же проблему. Или, анализируя фрагмент рассказа А.П. Чехова «Рассказ старшего садовника» о проблеме оправдательных приговоров, прошу найти аргументы "за” и "против” в самом рассказе.

Есть ещё один вид учебной деятельности, который можно с успехом применить как на уроках литературы, так и на спецкурсе. Это смотр знаний, где ребята могут проявить свои метапредметные умения и навыки. В одном из КИМов-2008 был очень сложный текст В.Астафьева о превратностях любви. О нём, кстати, замечательно отозвался Л.С. Айзерман в статье «Технология расчеловечивания…» («Знамя», 2009, № 5), высказав своё мнение по поводу того, стоит ли давать такие противоречивые по проблематике тексты на экзамене. Готовясь к открытому мероприятию, заранее предложила одиннадцатиклассникам посмотреть удивительно современный фильм «История любви» (1970). Беседа по проблеме текста Астафьева закрутилась и вокруг просмотренного фильма, и вокруг рассказа Куприна «Гранатовый браслет», который мы как раз изучали. Родители вспомнили ещё «Мужчину и женщину» К.Лелюша, польский фильм «Анатомия любви», сами приняли участие в обсуждении. И проблема астафьевского текста стала понятнее, ближе — не было уничтожающей критики и героини текста, и авторского отношения к ней.

Результат работы в течение года фиксировался в «Электронной тетради для подготовки к ЕГЭ», к которой имел доступ каждый мой ученик. Складывали в "копилку” всё подряд: и материалы учителя, и переработанные (пересказанные) статьи из СМИ, и удачные, на наш взгляд, сочинения. В итоге в лицейском издательстве вышла брошюра «В помощь ученику при подготовке к ЕГЭ». Фрагменты из неё, содержащие комментарии к некоторым проблемам текстов части С, представляю вашему вниманию.

I. Философско-нравственные проблемы

Проблема поиска смысла жизни

Жизнь — это движение по бесконечной дороге. Одни путешествуют по ней "с казённой надобностью”, задаваясь вопросами: зачем я жил, с какой целью я родился? («Герой нашего времени»). Другие пугаются этой дороги, бегут на свой широкий диван, ибо "жизнь трогает везде, достаёт” («Обломов»). Но есть и те, кто, ошибаясь, сомневаясь, страдая, поднимаются к вершинам истины, обретая своё духовное "я”. Один из них — Пьер Безухов — герой романа-эпопеи Л.Н. Толстого «Война и мир».

В начале своего пути Пьер далёк от истины: восхищается Наполеоном, вовлечён в компанию "золотой молодёжи”, участвует в хулиганских выходках наравне с Долоховым и Курагиным, слишком легко поддаётся грубой лести, причиной которой становится его огромное состояние. За одной глупостью следует другая: женитьба на Элен, дуэль с Долоховым... И как итог — полная утрата смысла жизни. "Что дурно? Что хорошо? Что надо любить и что ненавидеть? Для чего жить и что такое я?” — эти вопросы бессчётное количество раз прокручиваются в голове, пока не наступает трезвое осмысление жизни. На пути к нему и опыт масонства, и наблюдение за простыми солдатами в Бородинской битве, и встреча в плену с народным философом Платоном Каратаевым. Только любовью движется мир и живёт человек — к этой мысли приходит Пьер Безухов, обретая своё духовное "я”.

Проблема свободы выбора (выбора пути)

Всем нам известна картина В.Васнецова «Витязь на распутье». Стоит он перед Вещим камнем, где начертано: "Направо пойдёшь — коня потеряешь, себя спасёшь; налево пойдёшь — себя потеряешь, коня спасёшь; прямо пойдёшь — и себя, и коня потеряешь”. Повесил голову витязь: тяжко ему, надо путь выбирать, а выбор тот сопряжён с искушением, борьбой, лишениями и потерями. Загадка вечной души человеческой, однако, сокрыта в народной мудрости. Пойти направо — значит пойти стезёй правды, ложный путь кривды — это налево, а прямо — это путь восхождения "через тернии к звёздам”. И каждый из нас выбирает свой путь...

Есть у писателя Ивана Шмелёва удивительная повесть «Неупиваемая чаша» о талантливом крепостном художнике Илье Шаронове. Повесть эта о духовной радости, о преодолении греха светом.

Прознал барин Ляпунов о таланте холопа своего и послал его учиться в обитель живописцев — Вечный город Рим. Много новых имён узнал Илья в том городе: Тициана и Рубенса, Рафаэля и Тинторетто — великих художников Возрождения. Многому научился он в Ватиканской мастерской Терминелли. Написал по заказу кардинала церковную картину — лик святой Цецилии — не хуже именитых ватиканских мастеров. Пришла пора возвращаться, уговаривает его мастер остаться: "Велико твоё дарование, стань вольным в вольной стране”. Не мог принять Илья предложение учителя, потому что обещал народу своему вернуться в родные места и послужить ему верой и правдой. Вернувшись, написал два портрета: один Анастасии Ляпуновой в образе земной женщины, другой — в образе Девы Пречистой с нимбом на голове. Принял монастырь икону, названную «Неупиваемая чаша», и обладала она чудотворной силой — исцеляла больных и убогих. Сбылось напутствие русского рисовальщика Ивана Михайлова: "Помни, Илья: народ породил тебя — народу и послужить должен!” Таков был свободный выбор "несвободного” талантливого художника, крепостного Ильи Шаронова.

Проблема отношения к прошлому, утраты памяти, корней

"Неуважение к предкам есть первый признак безнравственности” (А.С. Пушкин). Человека, не помнящего родства своего, потерявшего память, Чингиз Айтматов назвал манкуртом («Буранный полустанок»). Манкурт — человек, насильно лишённый памяти. Это раб, не имеющий своего прошлого. Он не знает, кто он, откуда родом, не ведает своего имени, не помнит детства, отца и матери — одним словом, не осознаёт себя человеческим существом. Такой недочеловек опасен для общества — предупреждает писатель.

Совсем недавно в преддверии великого праздника Победы на улицах нашего города опрашивали молодых людей, знают ли они о начале и окончании Великой Отечественной войны, о том, с кем мы воевали, кто такой Г.Жуков... Ответы были удручающими: молодое поколение не знает даты начала войны, имён полководцев, многие не слышали о Сталинградской битве, о Курской дуге...

Проблема забвения прошлого очень серьёзна. Человек, не уважающий историю, не почитающий своих предков, — тот же манкурт. Так и хочется напомнить этим молодым людям пронзительный крик из легенды Ч.Айтматова: "Вспомни, чей ты? Как твоё имя? Твой отец Доненбай!”

Проблема утраты (обретения) цели в жизни

"Человеку нужно не три аршина земли, не усадьба, а весь земной шар. Вся природа, где на просторе он мог бы проявить все свойства свободного духа”, — писал А.П. Чехов. Жизнь без цели есть существование бессмысленное. Но цели бывают разные, такие как, например, в рассказе «Крыжовник». Герой его — Николай Иванович Чимша-Гималайский — мечтает приобрести свою усадьбу и посадить там крыжовник. Эта цель поглощает его целиком. В итоге он достигает её, но при этом почти теряет человеческий облик ("располнел, обрюзг... — того и гляди, хрюкнет в одеяло”). Ложная цель, зацикленность на материальном, узком, ограниченном уродует человека. Ему нужны для жизни постоянное движение, развитие, волнение, совершенствование...

Проблема подлости, предательства и нравственной стойкости

Честь и бесчестие, мужество, героизм и предательство, выбор жизненного пути — эти проблемы стали главными в романе В.Каверина «Два капитана». На примере главного героя романа Сани Григорьева воспитывалось не одно поколение советских мальчишек. Этот герой "сделал” себя сам. Оставшись сиротой, вместе с другом сбегает из дома, попадает в детский дом в Москве, знакомится с семьёй Татариновых и узнаёт о погибшей экспедиции «Святой Марии». Тогда он и решает разгадать её тайну. С упорством ищет доказательства, что к гибели капитана Татаринова имеет отношение его двоюродный брат — Николай Антонович Татаринов.

На жизненном пути Саня не раз сталкивался с низостью и подлостью одноклассника Ромашки. Во время войны тот оставляет в лесу тяжелораненого Саню, забрав у него документы и оружие. Встретившись с Катей Татариновой, Ромашов обманывает её, говоря, что Григорьев пропал без вести. Но правда о предательстве всё расставила по своим местам: Ромашова арестовывают, Саня соединяется с Катей и после войны продолжает поиски экспедиции.

"Бороться и искать, найти и не сдаваться” — жизненный принцип Сани Григорьева помогает ему выстоять в борьбе с лицемерами, клеветниками, предателями, помогает сохранить любовь, веру в людей, наконец, рассказать всю правду о пропавшей экспедиции капитана Татаринова.

Проблема равнодушия, нравственной чёрствости

Зимний вечер. Шоссе. Комфортабельный автомобиль. В нём тепло, уютно, звучит музыка, изредка прерываемая голосом диктора. Две счастливые интеллигентные пары едут в театр — впереди встреча с прекрасным. Не спугнуть бы это чудесное мгновение жизни! И вдруг свет фар выхватывает в темноте, прямо на дороге фигуру женщины "с ребёнком, завёрнутым в одеяло”. "Ненормальная!” — раздаётся крик водителя. И всё — темнота! Нет былого ощущения счастья от того, что рядом сидит любимый человек, что совсем скоро ты окажешься в мягком кресле партера и будешь заворожённо смотреть спектакль.

Казалось бы, банальная ситуация: отказались подвезти женщину с ребёнком. Куда? Зачем? Да и места в автомобиле нет. Однако вечер безнадёжно испорчен. Ситуация "дежа вю”, как будто это уже было, — проносится мысль у героини рассказа А.Масс. Конечно, было — и не раз. Равнодушие к чужой беде, отстранённость, обособленность от всех и вся — явления не столь уж редкие в нашем обществе. Именно эту проблему в одном из своих рассказов цикла «Вахтанговские дети» поднимает писательница Анна Масс. В данной ситуации она — очевидец произошедшего на дороге. Ведь та женщина нуждалась в помощи, иначе не бросилась бы под колёса автомобиля. Скорее всего, у неё больной ребёнок, его надо было довезти до ближайшей больницы. Но собственные интересы оказались выше проявления милосердия. И как гадко ощущать своё бессилие в подобной ситуации, остаётся только представить себя на месте этой женщины, когда "мимо проносятся довольные собой люди в комфортабельных машинах”. Муки совести, думаю, ещё долго будут терзать душу героини этого рассказа: "Я молчала и ненавидела себя за это молчание”.

"Довольные собой люди”, привыкшие к комфорту, люди с мелкособственническими интересами — те же герои Чехова, "люди в футлярах”. Это и доктор Старцев в «Ионыче», и учитель Беликов в «Человеке в футляре». Вспомним, как едет "на тройке с бубенчиками пухлый, красный” Дмитрий Ионыч Старцев, и кучер его Пантелеймон, "тоже пухлый и красный”, кричит: "Прррава держи!” "Прррава держи” — это ведь и есть отстранённость от бед и проблем человеческих. На их благополучной дороге жизни не должно быть никаких помех. А в беликовском "как бы чего не вышло” мы так и слышим резкий возглас Людмилы Михайловны, персонажа того же рассказа А.Масс: "А вдруг этот ребёнок заразный? У нас тоже, между прочим, дети!” Духовное оскудение этих героев очевидно. И никакие они не интеллигенты, а попросту — мещане, обыватели, возомнившие себя "хозяевами жизни”.

II. Человек и государство

Проблема взаимоотношения власти и человека

Проблемы соотношения личности и тоталитарного государства, противоборства нравственной и безнравственной систем ценностей, рабской психологии, свободы выбора поднимаются в философской сказке-драме Е.Шварца «Дракон».

Перед нами город Дракона, где на главном здании красуется надпись: "Людям вход безусловно запрещён!” Обратим внимание на то, что слово "безусловно” здесь не является вводным, а выполняет функцию категорического императива. И живут в этом городе "безрукие души, безногие души, легавые души, цепные души, окаянные души, дырявые души, продажные души, прожжённые души, мёртвые души”. В драконьем городе все одинаково мыслят, говорят хором, в особо важные дни проводят митинги, обсуждают заранее решённые вопросы. Все исправно скандируют: "Слава Дракону!” Главной добродетелью в городе считается послушание и дисциплина. Единомыслие, по мнению драматурга, и порождает мёртвые души. "Единомыслие — это даже хуже, чем безмыслие. Это минус-мысль, это тень мысли, её потустороннее состояние” (М.Липовецкий). Здесь всё покупается и продаётся, преследуется, убивается.

Человек, находящийся внутри системы, никакой её деформации не замечает: он свыкся, сжился с системой, намертво привязан к ней. Потому-то совсем не просто "в каждом убить дракона”. Не масса, по мнению Е.Шварца, противостоит системе, а личность. Главному герою драмы Ланцелоту удалось силой духовного сопротивления выстроенной системе вернуть веру в свободу личности, в нравственный закон — в эти простые и незыблемые человеческие ценности бытия.

Проблема художника и власти

Проблема художника и власти в русской литературе, пожалуй, одна из самых болезненных. Особым трагизмом она отмечена в истории литературы ХХ ве­ка. А.Ахматова, М.Цветаева, О.Мандельштам, М.Булгаков, Б.Пастернак, М.Зощенко, А.Солже­ницын (список можно продолжить) — каждый из них ощутил "заботу” государства, и каждый отразил её в своём творчестве. Одним ждановским постановлением от 14 августа 1946 года могла быть зачёркнута писательская биография А.Ахматовой и М.Зощенко. Б.Пастернак создавал роман «Доктор Живаго» в период жестокого давления правительства на писателя, в период борьбы с космополитизмом. Травля писателя возобновилась с особой силой после присуждения ему Нобелевской премии за роман. Союз писателей исключил Пастернака из своих рядов, представив его внутренним эмигрантом, человеком, порочащим достойное звание советского писателя. И это за то, что поэт рассказал народу правду о трагической судьбе русского интеллигента, врача, поэта Юрия Живаго.

Творчество — единственный способ бессмертия творца. "Для власти, для ливреи не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи” — это завещание А.С. Пушкина («Из Пиндемонти») стало определяющим в выборе творческого пути истинных художников.

Проблема эмиграции

Не покидает ощущение горечи, когда люди оставляют Родину. Одних высылают насильно, другие уезжают сами в силу каких-то обстоятельств, но ни один из них не забывает своё Отечество, дом, где родился, землю родную. Есть, например, у И.А. Бунина рассказ «Косцы», написанный в 1921 году. Этот рассказ, казалось бы, о малозначительном событии: идут в берёзовом лесу пришлые на Орловщину рязанские косцы, косят и поют. Но именно в этом незначительном моменте удалось Бунину разглядеть безмерное и далёкое, со всей Россией связанное. Небольшое пространство повествования наполнено лучезарным светом, чудными звуками и тягучими запахами, и получился не рассказ, а светлое озеро, какой-то Светлояр, в котором отражается вся Россия. Недаром во время чтения «Косцов» Буниным в Париже на литературном вечере (было двести человек), по воспоминаниям жены писателя, многие плакали. Это был плач по утраченной России, ностальгическое чувство по Родине. Бунин прожил в эмиграции большую часть своей жизни, но писал только о России.

Эмигрант третьей волны С.Довлатов, уезжая из СССР, прихватил с собой единственный чемодан, "старый, фанерный, обтянутый материей, обвязанный бельевой верёвкой”, — с ним он ещё в пионерский лагерь ездил. Никаких сокровищ в нём не было: сверху лежал двубортный костюм, под ним — поплиновая рубашка, далее по очереди — зимняя шапка, финские креповые носки, шофёрские перчатки и офицерский пояс. Эти вещи стали основой для коротких рассказов-воспоминаний о родине. Они не имеют материальной ценности, они — знаки бесценной, по-своему абсурдной, но единственной жизни. Восемь вещей — восемь историй, и каждая — своеобразный отчёт о прошлой советской жизни. Жизни, которая останется навсегда с эмигрантом Довлатовым.

Проблема интеллигенции

По мнению академика Д.С. Лихачёва, "основной принцип интеллигентности — интеллектуальная свобода, свобода как нравственная категория”. Несвободен интеллигентный человек только от своей совести. Звание интеллигента в русской литературе заслуженно носят герои Б.Пастернака («Доктор Живаго») и Ю.Домбровского («Факультет ненужных вещей»). Ни Живаго, ни Зыбин не пошли на компромисс с собственной совестью. Не принимают они насилие в любом проявлении, будь то Гражданская война или сталинские репрессии. Есть и другой тип русского интеллигента, который предаёт это высокое звание. Один из них — герой повести Ю.Трифонова «Обмен» Дмитриев. У него тяжело больна мать, жена предлагает обменять две комнаты на отдельную квартиру, хотя взаимоотношения невестки и свекрови складывались не лучшим образом. Дмитриев поначалу возмущается, критикует жену за бездуховность, мещанство, но затем соглашается с ней, считая, что она права. В квартире становится всё больше вещей, еды, дорогих гарнитуров: плотность быта нарастает, вещи замещают духовную жизнь. В связи с этим вспоминается другое произведение — «Чемодан» С.Довлатова. Скорее всего "чемодан” с ветошью, вывезенный журналистом С.Довлатовым в Америку, вызвал бы у Дмитриева и его жены только чувство брезгливости. Вместе с тем для героя Довлатова вещи не имеют материальной ценности, они — напоминание о прошедшей юности, друзьях, творческих поисках.

Категория: К урокам | Добавил: nat (12.03.2011)
Просмотров: 2556 | Рейтинг: 3.4/5
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]